Мечта побывать в Африке родилась очень давно из книг и бесчисленных фильмов о дикой природе, благодаря которым я знала с детства названия и повадки всех антилоп, кошачьих и прочих обитателей легендарных бескрайних саванн. Наконец настало время, когда у меня появилась компания единомышленников в лице троих моих подруг, однако никогда ещё ни одна другая поездка не стоила нам стольких усилий и сомнений, виной которым малярия, сонная болезнь, криминал и масса других опасностей, которые могут подстерегать компанию девушек на Чёрном континенте. Нам удалось победить все сомнения и устранить внутренние препятствия — мы приобрели авиабилеты, забронировали лоджи и трансферы, и захватывающие приключения уже ожидали нас впереди!
Прибыв в Виндхук, мы загрузились в микроавтобус, который вскоре заглох на красной грунтовке посреди саванны: первый раз — до въезда в ворота заповедника Эринди, после чего водитель смог починить машину и завестись, затем мы въехали в ворота Эринди, и, не доезжая 24 км до лоджа, машина заглохла снова. Водитель на этот раз завести её не смог, хотя и перемазался весь в красной пыли, лёжа под днищем этой потрепанной развалюхи. В итоге мы в самый разгар послеполуденной жары безо всякого кондиционера ждали транспорт из лоджа часа 3. Наконец приехал местный рейнджер на обыкновенном джипе, и мы с трудом влезли в салон вчетвером. Подпрыгивая на ухабах и форсируя большие красные лужи, выбитые посреди дороги, мы чувствовали себя героинями романов 19 века, первыми исследовательницами африканских просторов, променявшими европейский комфорт на опасные и сомнительные приключения. Здесь мы впервые ощутили колорит настоящей дикой Африки!
Несмотря на чудовищное опоздание, нас всё-таки покормили кое-каким обедом, а главное мы успели на вечернее сафари! Первое африканское сафари оставляет неизгладимые впечатления и запоминается на всю жизнь, и я рада, что у нас оно происходило именно в Эринди, где красная земля с живописными термитниками и горы образуют по-настоящему фантастические пейзажи. 

Мы были просто в восторге, когда вчетвером залезли на сиденья нашего специального огромного джипа на высоких колёсах, и обаятельный темнокожий водитель стал показывать нам первых зверей: стадо импал как раз переходило дорогу, рядом с нами на дереве сидела зелёная щурка, вдалеке в кустах притаились миниатюрные антилопы и грациозные ориксы, неподалеку в тени отдыхали гепарды. 

Мы внимательно всматривались в окружающий ландшафт в поисках животных и находили всё новых его обитателей. У нас проснулся настоящий охотничий азарт! На закате нам разрешили немного погулять пешком по саванне (вокруг джипа конечно), мы наблюдали, как по красной земле ползла огромная сколопендра с бесчисленным множеством ног. Не менее захватывающей оказалась обратная дорога в лодж: в сумерках подсвеченные фарами кусты казались таинственными, и мы заметили какую-то маленькую лисичку, рысью бегущую перед нами. Иногда водитель направлял машину прямо в буш, видимо срезая одному ему известные извилистые участки пути, чтобы быстрее привезти нас на ужин. На небе появились звёзды. Обилие насекомых подтверждалось тем, как они вечером клубились у фонарей и любых источников света. Заходя с улицы в наш номер, мы никак не могли избежать того, чтобы не впустить внутрь непрошенных гостей: богомолов, бабочек и других жителей саванны, ведь они мгновенно реагировали на свет внутри.
Ещё до восхода солнца мы выехали на утреннее сафари, которое подарило нам множество неожиданных встреч: грациозные лиророгие рослые антилопы бубалы, водяные козлы, антилопы гну, аисты марабу, страусы.

 

Далее нас ожидали бушмены: необычная внешность, цокающий язык, имитация охоты не оставили нас равнодушными. Бушмены по своему внешнему виду совсем не похожи на типичных чернокожих африканцев, поэтому их относят к особой расе, обладающей древнейшим в мире генотипом. Их отличают довольно светлая кожа и монголоидные черты лица. В условиях пустынного климата они научились сберегать воду, закапывая ее в землю в страусиных яйцах — этот навык они нам продемонстрировали.

 

В саванне вас всюду ожидают сюрпризы: каково же было моё удивление, когда я заметила, что одна из веточек куста рядом с хижиной оказалась змеёй, идеально замаскировавшейся в засаде. В разгар полуденной жары мы наблюдали за гиппопотамами, которые иногда ругались друг на друга, разевая огромные пасти, однако сколько нежности было у заботливой мамы по отношению к очаровательному совсем ещё крохотному детёнышу.

Больше всего на свете я люблю такие дни, когда каждый, пусть совсем незначительный на первый взгляд, сделанный интуитивно, шаг служит звеном в логической цепочке неповторимого, неотразимого по красоте потока событий, которые раньше представлялись недостижимыми грезами, и даже явления природы складываются таким образом, что мир предстает перед моим взором во всем своем первозданном великолепии. Эта мимолетная и хрупкая красота неисчерпаемого и щедрого на чудеса мира всегда вызывает у меня ощущение глубокого счастья. И наш второй вечер в Эринди был именно таким. 
Мы выехали на вечернее сафари в 16:30. Уже знакомому нам рейнджеру мы снова напомнили о нашей мечте увидеть жирафов. Стоило нам уехать совсем недалеко от лоджа, как мы заметили бредущую по дороге львицу и лежащего льва – это была незапланированная удача. 

Понаблюдав за ними, мы продолжили двигаться в сторону гор. После недолгих поисков рейнджер внезапно остановил джип и показал нам вдалеке в низине длинные шеи жирафов, возвышающиеся над акациями. Ура!!! Нашей радости не было предела, наконец-то мы их нашли! Когда мы подъехали к жирафам совсем близко, грациозные животные перешли дорогу и остановились у акации прямо рядом с нами. Их было трое, и они позировали нам в лучах заходящего солнца с таким достоинством, которое свойственно только им. 

Налюбовавшись жирафами вдоволь, мы отправились выслеживать обитающих только в Намибии очень редких горных зебр Хартмана, и тут нам тоже улыбнулась удача! Правда полосатые лошадки стали убегать от нас в буш, но наш рейнджер великодушно согласился преследовать их по бездорожью. 

Настигнуть стадо нам так и не удалось, но этот безрассудный азарт позволил нам совершенно случайно спугнуть носорога у водопоя. Осторожный и очень редкий зверь конечно же мгновенно скрылся в буше, но впечатление от встречи с ним стало самым ярким и запоминающимся за все время сафари. 

Едва солнце скрылось за горизонтом, облака начали приобретать яркие алые оттенки. 

От игры красок невозможно было оторвать глаз, но мы все же начали двигаться к лоджу, и вдруг справа от дороги увидели утонченные силуэты жирафов прямо на фоне пламенеющего заката: зрелище, сошедшее со страниц журнала National Geografic. 

Это была мечта, воплощенная в реальности каким-то всемогущим художником. Хотелось, чтобы этот яркий вечер не заканчивался никогда!
Главной целью нашего заключительного утреннего сафари в Эринди были слоны. Едва солнце показалось из-за гор, мы совершенно случайно обнаружили огромное стадо жирафов, в том числе с малышами. 

 

Если вчерашняя длинношеея четвёрка произвела на нас такое сильное впечатление, то восторг от десятков животных с разными оттенками пятен на шкуре просто невозможно передать словами! В поисках слонов гид бороздил всё новые дикие участки буша, и надо заметить, что здесь было полно следов их жизнедеятельности. И вот наконец он даже залез на крышу нашего джипа, чтобы осмотреть все окрестности – только эта мера и смогла принести ощутимые результаты: слон был обнаружен, и мы подъехали к нему практически вплотную в тот момент, когда он поедал мелкие листики с кустов. Мы подумали о том, сколько же ему придется заниматься этим, чтобы насытиться. После завтрака мы отправились в Свакопмунд: сперва по просторам саванны, а затем сквозь серую безжизненную пустыню. Там нас ожидали женщины химба на рынке. Я купила у них три кожаных браслета, а они в ответ принялись танцевать, раскручивая свои невероятные прически. И мужчины, и женщины химба покрывают своё тело смесью из охры, жира и пепла, чтобы защитить кожу от солнца. Несмотря на тяжелые условия жизни — в 20 веке племя не раз находилось на грани вымирания из-за геноцида и засух — химба удалось сохранить свои уникальные традиции и генофонд.

Едва утром мы отплыли от причала, как на палубу нашего кораблика приземлились два огромных пеликана. 

Мы понаблюдали за гигантским лежбищем морских котиков, расположившемся на пляже мыса Кейп Кросс, после чего к нам на корабль забрался ещё один гость – чёрный баклан. 

В порту нам предоставили персональный джип высокой проходимости вместе с приятным водителем в ковбойской шляпе. По дороге мы остановились, чтобы полюбоваться крупной колонией розовых фламинго. 

Мы так давно мечтали увидеть это незабываемое зрелище, что были просто счастливы в этот момент! И наконец финалом нашей программы стало сафари по жёлтым дюнам: сперва мы мчались по узкой полоске пустынного берега, зажатой между высокими дюнами и океаном (вероятно, прилив затапливает её, и туристам надо успеть вернуться обратно вовремя, пока этого не произошло), здесь мы впервые сами залезли на вершину одной из них. Водитель свернул в сторону, и наш джип начал карабкаться вверх по песку, добравшись наконец до очень живописного места. Мы были здесь совершенно одни среди раскалённого полуденным зноем песка, оказавшись среди первозданных дюн, заполнявших всё обозримое пространство вокруг вплоть до горизонта. 

Мы осознавали всю враждебность этой среды – без воды здесь невозможно было долго оставаться – и одновременно были в восторге от дикой красоты этих мест. Настоящие приключения начались когда водитель решил покатать нас по местным американским горкам: джип то под пение песков сползал вниз по крутым склонам дюн под собственным весом, то с рёвом карабкался вверх под тем же самым углом. От этого у нас быстро закружилась голова, но он не спустился вниз на укатанный песок, пока не измучил нас как следует. 
Видавшие виды микроавтобусы, на которых мы бороздили грунтовые дороги Намибии, конечно оставляют желать лучшего. Вот и следующим утром очередной доставшийся нам экземпляр тоже вызывал большие опасения на крутых подъемах на пути в Соссусфлей — наш плацдарм для исследования Намиба — самой древней пустыни в мире, ровесницы динозавров. Мы ехали в лодж сквозь гористую покрытую щебнем пустыню. Здесь было настолько жарко, что всего несколько минут, проведённые на солнце, способны были вызвать солнечный удар. Нам встретились всего две машины, и водитель одной из них спросил дорогу у нашего намибийца. Наконец мы прибыли в Соссусфлей лодж – этот оазис цивилизации посреди пустыни, радующий путешественника кондиционером в герметичных помещениях ресепшена и экскурсионного бюро, бесплатной водой и кипятком там же, небольшим бассейном, приятными домиками наполовину каменными, а наполовину брезентовыми, ну и дикими ориксами, за которыми всегда можно наблюдать из любой точки лоджа. После небольшого отдыха мы вышли проводить закат в пустыне. Ужинали мы за коваными столиками под открытым небом при свечах, дегустируя местные блюда и наблюдая за звёздами – вечер получился чудесный! 
Рано утром мы сели в сафари-джип и выехали к воротам Соссусфлея к открытию заповедника красных дюн. Рассвет мы встретили в пути, наблюдая вдалеке поднимающийся воздушный шар и ориксов на склонах небольших поросших травой первых придорожных дюн. С высокой точки внизу перед нами предстала живописная долина дюн, освещённая первыми оранжевыми лучами солнца. 

Пустыня Намиб, что в переводе с языка нама означает «место, где ничего нет», простирается почти на 2000 километров вдоль побережья Атлантического океана и уходит вглубь континента на расстояние до 160 километров. Фантастическая окраска песка обусловлена повышенным содержанием в нем железа.

Сперва мы стремительно пронеслись по асфальтированной дороге мимо дюны №45, по крутому гребню которой уже карабкались многочисленные туристы, а затем уже стали медленно пробираться по зыбучим пескам к нашей главной цели – Мёртвой долине. Когда-то здесь был оазис, образованный водами реки, но около 1000 лет назад гигантские дюны перекрыли их приток. Сухой климат долины обеспечивает идеальную сохранность погибших от засухи деревьев. В паре километров от неё началась наша пешая прогулка, в ходе которой мы, разумеется, предприняли попытку штурма самой высокой дюны по имени Биг Дедди высотой 325 метров, с которой открывался лучший вид на искомую долину. 

К сожалению, нам не хватило сил, чтобы залезть на вершину этой дюны: она оказалась просто недосягаемой физически, подобно Эвересту. 

Думаю, что мы смогли бы подняться, если бы начали это делать ещё до рассвета, но в жару это было уже невозможно. Я дошла дальше всех по гребню её предгорий прямо по целине и скатилась вниз к дальнему краю белой глиняной долины в тот момент, когда осознала, что у меня нет достаточного количества воды с собой, и даже если я поднимусь, то мне просто не хватит ресурсов на обратный путь. Было невероятно приятно ощутить под ногами твёрдую окаменевшую глину вместо зыбучих песков!

Время шло к полудню, стояла жара градусов 40, а то и все 50-60, поэтому участок песка от Мертвой долины до джипа оказался самым сложным – мы преодолели его с огромным трудом, едва не потеряв сознание. Это было действительно смертельно опасное предприятие, учитывая что у нас не осталось воды, да ещё и раскаленный песок засыпался в кроссовки. Мы покидали Мёртвую долину последними — в ней больше не осталось туристов, и окружающие пейзажи предстали перед нами во всей своей первозданной красоте. 

По дороге обратно внезапно наш джип закопался в песок, причем любое движение колес приводило только к ухудшению ситуации: они закапывались ещё глубже. 

Нам пришлось выйти из машины, чтобы облегчить ее вес и попытки водителя что-то предпринять – рядом как раз создавала спасительную тень объемная крона старой акации. Надо заметить, что пустыня местами все-таки не безжизненна: подземные воды все еще питают здешние края, и вдоль всей проезжей дороги растут деревья с зелеными листиками, как и куртины высокой травы, которые служат пищей здешним обитателям. 
Проезжавшие мимо водители с туристами только подсмеивались над нашим несчастьем. Лишь один из них попробовал вместе с нами общими усилиями вытолкнуть машину из ямы, но у нас ничего не получилось. Наконец приехала помощь, и наш джип вытащили какие-то добрые люди тросом. Когда мы выехали на асфальт, нас обдувал раскалённый ветер такой силы, как будто мы оказались под огромным феном, включённым на полную мощность. Дюны стали совсем бесцветными и плоскими: они уже не вызывали того восторга, который мы чувствовали утром, любуясь их фантастическими красками и тенями. Мы прибыли в лодж вероятно последними из всех туристов, страшно уставшие от жары и приключений. Оставшуюся часть дня я посвятила фотоохоте на неотразимых ориксов и самых прыгучих антилоп в мире спрингбоков, пасущихся рядом с нашими домиками.

Ближе к вечеру на фоне гор вдруг появились синие тучи, и мы стали свидетелями редкого для Намиба явления: слышали гром и видели моросящий дождик, который длился конечно недолго. 

Всё это сопровождалось сильной пыльной бурей. А в день отъезда в 5 утра брезентовые стены нашего домика начали шуметь от внезапно налетевшей новой пыльной бури: поспать нам больше не удалось, зато силу ветра мы прочувствовали хорошо. 
Перед тем как покинуть Намибию, мы еще успели познакомиться с новой семьей бушменов.

А также нам удалось погулять с ручным гепардом — они оказывается легко приручаются, как собаки, с которыми помимо покладистого нрава их роднит множество особенностей физиологии и поведения: невтяжные когти, подверженность собачьим болезням, манера охоты, так что даже можно встретить мнение, что гепард является как будто бы промежуточным звеном между семействами собачьих и кошачьих. Миролюбивый характер гепарда способствовал тому, что жители многих стран Азии и Африки с древних времен стали использовать его в качестве ловчего животного на охоте, продолжили эту традицию и колонизаторы Намибии. Однако наша большая кошка очень быстро шла туда, где ей было интересно, совершенно не обращая внимания на с трудом поспевающих за ней людей, которым порою приходилось продираться сквозь кусты, чтобы не потерять её из виду. Она совершенно не слушалась рейнджера, и только когда устала сама, то прилегла на бок отдохнуть в густых кустах. Никакого страха гепард у нас не вызывал – это совсем не агрессивное животное. А когда я почесала нашу пятнистую кошечку за ушком, она стала мурчать точно так же, как и любая другая кошка, только намного громче.

Итак, наша смелая африканская экспедиция прошла удачно, впечатлений море, это было одно из наших с подругами самых захватывающих путешествий! В поездке сбылись все наши мечты: мы видели колонии фламинго, стада жирафов и горных зебр, слонов, львов, носорога, бегемотов с детенышами, неотразимых ориксов и множество других антилоп, ощутили на себе зыбучие пески нехоженых дюн и пыльную бурю, штурмовали высочайшие в мире дюны всех возможных оттенков, поохотились с бушменами и танцевали с девушками племени химба, обладательницами невероятных причесок, и даже гуляли с гепардом! Не бойтесь исследовать Африку – это можно и нужно делать даже в чисто женской компании!

 

©








Смотрите также: