Обычно я очень аккуратно отношусь к сочетанию слов: самая красивая, наиболее интересный и т.д. Но в этот раз я позволю себе не ставить перед ними этих вечных «по-моему», «на мой вкус» и «мне кажется», потому что в своем заявлении я абсолютно уверен, а количество просмотренных деревушек позволяет мне сделать такое безапелляционное заявление. 

Итак, поехали, и судите сами….

Об этом фантастическом месте всезнающая Википедия, поднатужившись и поскребя по извилинам своим сусеков, сподобилась доложить лишь то, что в 2010 году в коммуне Пейон числилось 551 облагаемое налогом домохозяйство и проживало 1346,0 человек. Ну разве не прелесть?!

Наверное по замыслу составителей сего эксклюзивного труда после такой сногсшибательной информации 1346,0 кошельков должны были разом изорваться в клочья от денежных потоков, заструившихся по тихим улочкам этой деревни. Однако этого, по счастливой случайности не произошло.

Местные жители и те раз в месяц встречаются здесь совершенно случайно, со знанием дела молчат каждый о своем и расходятся, довольные результатом беседы и интеллигентной деликатностью все понимающего “соседа по идиллии».

А ближе к 9 часам вечера и эти двое расходятся по опочивальням, передавая Пейон в лапы его самых что ни есть истинных владельцев. «И вечный март! Покой нам только снится» — решили как-то для себя четвероногие обитатели деревни и зачинили такой концерт по сравнению с которым премьера Бориса Годунова в Вене мне показалась тихой, пропетой шёпотом колыбельной. Кошек в Пейоне столько, что всем известный Куклачев, окажись он в этой деревне, наверняка принял бы ее за рай, и потребовал для себя и питомцев артистического убежища.

Однако для настоящего, видавшего видов путешественника в Пейоне все далеко не так гладко. В нем нет столь любезных сердцу туриста сувенирных лавок, магнитов на холодильник и даже магазина продуктов. Хотя, справедливости ради, нужно заметить, что и туристов здесь тоже нет. И в этом заключается еще одна прелесть затерявшейся в горах деревеньки.

Там внизу возле казино Монте-Карло краснощекие Bugatti остервенело порыкивают на желтоклювых Lombardini в тщетной попытке выяснить, у кого эротичнее коленвал; бесконечноногие красотки лепят себе на силиконовые горки разукрашенные нулями ценники; стопки разномастных купюр превращаются в пластиковые кружочки и сгорают в пожаре человеческой глупости, а в Пейоне седого камня дома стоят под самым носом у Бога и с высоты его мысли взирают на всю эту пустую, бесконечную суету….

Покой и Красота, Красота и Воля единожды отвоевав этот холм у двуногих, пустили здесь свои могучие корни, расцвели поднебесными пейзажами и отказываются спускаться вниз для участия в людской оргии. Так было тысячу лет назад, так здесь сейчас и да будет так во веки веков!

Так что же такое Пейон? Для людей, сумевших заставить себя вырваться из липких объятий Монте-Карл, Ницц и Канн, это наверное одна из самых красивых деревушек Франции. Для зависших в гламуре пустышек – непролазная дыра, а для меня — очередная сказка, которую удалось выудить из тайников этой удивительной и прекрасной страны.

О Пейоне существует древняя, как сама деревня, легенда, которую я сочинил вчерашним вечером, пребывая в излюбленном состоянии парения в горних высях (не буду вдаваться в подробности достижения этой нирваны)….

… Уже и не вспомнить, на какой день после сотворения мира, когда вышли из под длани Господней и твердь земная, и ночь со звездами, и моря-океаны, и даже человек неразумный, посмотрел Всевысшний вниз и ахнул, дивясь результатам трудов своих праведных. До того хороша была Земля под ногами Его, что хоть сейчас уходи на вожделенный покой, бей заслуженные баклуши, да кури листву кубинскую (она, естественно, тогда тоже была…, Он ведь не Тимошка…).

Однако чего-то все же не хватало…. Бродило по тверди прекрасной стадо человеческое, и не было ему укрытия ни от хлябей небесных, ни от зверья лютого ни от Ирады Зейналовой. И принялся тогда Господь аккуратно расставлять по берегам морей лазурных городишки да деревеньки затейливые, одна другой краше, чтобы было где людям и голову на ночь склонить, и род свой дурной продолжить.

Только для одной, самой прекрасной и любимой деревушки никак не мог отыскать Он места достойного…. Уж больно хороша бестия вышла! И только глянулась Ему долина сказочная, горами да морем со всех сторон окруженная, как кто-то из ангелов суетливых, мимо пролетая, взял да и ненароком толкнул Создателя под локоток. Ухнулась Его деревня с кручи немыслимой, вонзилась церковью в самую маковку вершины каменной, а осколками домов взяла да и разлетелась по всему склону.

Потекли вниз ручьями игривыми улочки, по линейке черченные, да в скалы на своем пути уткнувшись, сразу же обратились в змей извилистых…, ни порядка должного, ни геометрии равнобедренной, столь сердцу любезной.

Содрогнулась тогда твердь поднебесная и разверзлись над нею тучи-недруги, и грянуло оземь слово громоподобное, долетевшее аж до земель суровых, северных (так, кстати, на Руси появился мат, но это уже совсем другая история).

Долго гонял в тот день Господь дротиками молний по небу хмурому ангела бестолкового, да что с него взять, с сорванца шкодливого. Деревеньке искалеченной помочь это уже никак не могло. Так и осталась она лежать по горе «глазуньей» растекшейся, а Всевышний на этом интерес к зодчеству окончательно потерял, назначив вместо себя Эффелей железобетонных, Гугенхаймов – весельчаков да Лагутенков — новаторов.

©




Статьи по теме: