Фото: Дарья Шатова

«Орхидея-крот», трутовик лакированный, рододендрон, похожий на фикус, – эти и другие удивительные находки сделали ботаники во время экспедиции на Курильские острова. Татьяна Варлыгина, старший научный сотрудник ботанического сада биологического факультета МГУ, кандидат биологических наук, рассказала, в чём заключались особенности и трудности работы ботаника на Итурупе и какие редкие растения были найдены на острове.

Продолжаем публиковать интервью с учёными, участвовавшими в первом полевом сезоне экспедиции РГО и Экспедиционного центра Минобороны РФ «Восточный бастион – Курильская гряда».

– Татьяна Ивановна, на каком из Курильских островов вы побывали летом 2019 года?

– Мои исследования проходили на Итурупе. Я занимаюсь орхидными, а некоторые виды этих растений встречаются только там, например гудайера Шлехтендаля и гудайера Максимовича. Гудайера Максимовича ещё может быть на Урупе. Меня эти два вида интересовали особенно. Их давно не фиксировали, и даже для того, чтобы рассказать о них в нашей книге «Орхидные России», снимки мы брали у японцев.

 
Фото предоставлено Татьяной Варлыгиной

– Вы нашли то, что искали?

– К сожалению, мы были в другой части острова, и мне так и не удалось увидеть эти орхидеи. Для острова значились ещё два интересующих меня вида. Первый называется тулотис. В одних книгах говорится про тулотис уссурийский, в других – про буреющий. В Красной книге Сахалинской области, которая вышла в этом году, написано, что это тулотис буреющий.

Этот вид тоже не нашли. Думаю, его уже нет в этом месте. В первый и единственный раз это растение находили японские ботаники задолго до войны. А второе растение – это пыльцеголовник прямой, оно занесено в Красную книгу Российской Федерации. Его кроме японцев тоже никто не находил. Мы поискали это растение в местах, где его когда-то обнаружили, но там леса страшно «забамбучены», и вряд ли оно сохранилось.

 
Фото: Дарья Шатова

– Есть ли шансы, что эти растения учёные обнаружат позднее?

– Можно допустить, что мы не попали туда, где они растут. Бывает, что на растении уже крест поставили, а потом оно вдруг где-то находится.

– И всё-таки какие-то ботанические открытия сделаны?

– Мы нашли 17 видов растений из Красной книги России и по крайней мере 15 из Красной книги Сахалинской области. По правилам в Красную книгу региона обязательно должны входить все виды, встречающиеся в этом регионе, которые включены в Красную книгу Российской Федерации. Поэтому если их сложить, то получится 32 вида.

Например, калопанакс семилопастной – очень редкий вид из Красной книги РФ. Его лист похож на кленовый, но у него семь лопастей. Дерево, которое, как и женьшень, относится к семейству аралиевых.

 
Калопанакс. Фото: Татьяна Варлыгина

Он очень симпатичный. Стволы молодых растений покрыты иголками, во взрослом состоянии они становятся ещё интересней: бархатная фактура коры, совсем не похоже на то, что было в молодости. На Курилах встречается на Итурупе и Кунашире.

Тис остролистный. У нас два вида тиса в России. Один на Кавказе встречается – европейский тис ягодный. А этот мы называем тис дальневосточный, или остролистный. Он есть и в Красной книге РФ. Мы нашли даже маленькие экземпляры. Вообще удивительно, как это реликтовое дерево уживается с бамбучником.

 
Тис остролистный. Фото: Татьяна Варлыгина

Редкий вид, который растёт не только на Южных Курилах, но ещё и на Сахалине, – можжевельник Саржента. Причём на Сахалине он встречается по морскому побережью на самом юге, и только со стороны Японского моря. На Итурупе этот можжевельник растёт просто на склонах холмов далеко от моря, вровень с травой и другими кустарниками, а море где-то там за холмами.

 
Можжевельник Саржента. Фото: Татьяна Варлыгина

– И всё-таки, вы специалист по орхидеям. Удалось что-то интересное обнаружить?

– На реке Курилка мы с моей помощницей, студенткой географического факультета МГУ Ксенией Башкиной, искали бесхлорофилльную орхидею – гастродию высокую, или пузатку. Растение занесено в Красную книгу РФ. Находится здесь на границе ареала. На Курилах встречается только на Кунашире и Итурупе, где её находили по реке Курилке.

 
Река Курилка. Фото: Татьяна Варлыгина

Бесхлорофилльные растения крайне трудно искать: их видно только во время цветения, а цветут они не каждый год. Вы можете прийти на то место, где его однажды находили в большом количестве, и не найти ничего. Вероятность того, что мы её обнаружим, была небольшая, но всё-таки очень хотелось подтвердить её произрастание на острове.

 
Гастродия. Фото: Qwert1234

Мы даже не знали, в какой части Курилки её искать, на каком берегу, – ничего не было указано. Нас привезли в Курильск, от него до реки Курилки идти было ещё четыре километра, и затем уже по ней. А потом – бежать обратно, чтобы нас вовремя забрали. Всё в сжатые сроки. Поиски начались. С нами был для усиления еще волонтёр Олег Поцелуев из Новосибирска.

Сначала мы все трое ходили кучно по высокотравью вдоль реки. Ребята всё спрашивали меня про разные растения. Потом я предложила разойтись пошире. И только Олег отошёл, как говорит: «Татьяна Ивановна, тут какая-то ваша орхидея, но больная, какая-то бледная, а может, даже дохлая». Я уже заподозрила, что это может быть, говорю: «Стойте там, я иду к вам». Это была гастродия, но только один экземпляр. Обошли всё вокруг – и ничего. Пошли дальше, и метров через 50–100 нашли ещё два экземпляра.

Позже, когда меня забросили в заказник «Островной», Ксюша с Олегом нашли гастродию в Рейдово, с другой стороны Курильска. Её чуть не пропустили, поскольку она была не в цветах, а в плодах, но, к счастью, взяли в гербарий. Это действительно очень редкое растение. Ещё нашли любку офрисовидную. В России произрастает всего 500–1000 экземпляров. Её популяции крайне малочисленны.

 
Любка Хориса. Фото: Татьяна Варлыгина

– Что в этом растении такого уникального?

– Оно интересно в плане биологии. Растение, которое живёт всё время под землёй, появляясь на поверхности только во время цветения. Некоторые считают, что гастродия – паразит. Но это не так, она так называемый сапротроф, то есть растение, которое живёт в симбиозе с грибом. Гриб помогает ей усваивать питательные вещества из почвы, богатой органикой. Даже если бы мы нашли только эту орхидею, поездка уже была бы оправдана.

Но были и другие подарки курильской природы. Я нашла на этом острове рододендрон короткоплодный. Меня просили привезти хотя бы один его листок для сравнения с другими образцами с Сихотэ-Алиня и Кунашира. В Сихотэ-Алиньском заповеднике нам рассказывали, как его там обнаружили. Зимой егеря обследовали территорию и увидели необыкновенное, ранее неизвестное им растение, похожее на фикус. Как это зимой в лесу фикус? Не может быть. Следом ботаники на лыжах поехали посмотреть, что это за чудо-юдо такое.

 
Рододендрон короткоплодный. Фото: Татьяна Варлыгина

Оказалось, что это рододендрон, у которого листья похожи на фикус. Он цветёт белыми цветами. Растение было определено как рододендрон Фори. Похожий на него рододендрон, но с розовыми цветками нашли на Кунашире и Итурупе, определив его как рододендрон короткоплодный. Потом предположили, что курильские и сихотэ-алиньское растения, скорее всего, один и тот же вид, хоть и цветёт по-разному. И вот, чтобы доказать это, решили взять образцы для молекулярных исследований из всех трёх мест, где он встречается в нашей стране. То есть с Сихотэ-Алиня у нас уже был материал, с Кунашира тоже. Моя задача была привезти образец с Итурупа. Было неизвестно, найду я его или нет.

В одном месте я вошла в лес и увидела его листья. Они схожи с листьями ещё одного кустарника – дафнифиллума, который также произрастает на юге Итурупа. Сказать точно можно по цветам, а их – нет. И вдруг я вижу единственную веточку с цветами и понимаю – это рододендрон. Радость потрясающая. Все знали эту историю и кинулись снимать. Едва мы закончили, цветы осыпались. Нам очень повезло.

 
Рододендрон короткоплодный. Фото: Татьяна Варлыгина

– Но это всё привычные нашему восприятию растения. Удалось найти что-нибудь экзотичное?

– На Итурупе мы нашли лишайники, которые я отдам специалистам. Может быть, там два или три вида из Красной книги России.

Также обнаружен трутовик лакированный, или ганодерма, занесенный в Красные книги РФ и Сахалинской области. Он имеет яркую окраску и блестит, будто покрыт лаком. К сожалению, при высыхании окраска гриба становится невзрачной. Встречается очень редко. Моя знакомая-миколог сама его «живьём» видела всего два раза: один раз где-то в Сибири и один раз мы вместе видели его в Турции. А я видела его ещё и на Кунашире.

 
Трутовик лакированный. Фото: Татьяна Варлыгина

– Какие растения из Сахалинской Красной книги вы обнаружили?

– В этой части никакой сенсации нет. Нашли орхидею – любку Хориса. Она растёт на разнотравных лужайках по склонам морских террас и в горах. Чаще – вблизи снежников, реже – на разнотравных болотах и шлаковых полях. Ещё нашли необычный папоротник – плагиогирию Матсумуры.

В России встречается только в Сахалинской области, на Итурупе и Урупе. Вайи этого папоротника собраны в розетку. Спороносные и вегетативные вайи сильно отличаются. Спороносные вайи кожистые, их пластинки с расставленными линейными перьями, которые короче и уже перьев вегетативных вай. Растёт на лесных полянах и опушках, в разреженных лиственных и смешанных лесах, часто в бамбучниках, у ручьёв, а также в каменноберёзовых лесах с бамбучником.

 
Плагиогирия Матсумуры. Фото: Татьяна Варлыгина

В Одесском заливе на Итурупе мы встретили черёмуху сьори, или, как её ещё называют, айнскую черёмуху.

Эта черёмуха предпочитает горные леса. В высоту дерево достигает семи метров. На поверхности тёмно-серой коры располагаются большие чечевички белого цвета. Длина соцветий – около 15 см, диаметр цветков – около 10 мм. Плоды представляют собой большие мясистые костянки шаровидной формы и чёрного цвета.

В сыром лесу встретили очень интересное растение – триллиум Смолла. Своё название оно получило за то, что у него всего по три: три листа, три чашелистика, три тёмно-бордовых лепестка.

 
Триллиум Смолла. Фото: Татьяна Варлыгина

– В каких условиях вы работали?

– Наверно, людям, которые не привыкли к полевым условиям, было тяжело. А я в таких поездках регулярно участвую. Лагерь состоял из мужских и женских палаток: в мужских проживало по 18–20 человек, в женской – 14 человек.

В палатке находилась печь, она была нашей палочкой-выручалочкой, иначе бы сгнил весь гербарий. Сушить его в тумане и при дожде очень сложно. А так я ставила гербарий к печи на определённом расстоянии, чтобы он не сварился.

 
Фото: Виктор Дятликович

Разносолов особых не было, но кормили хорошо. Тем, кто работал весь день в полях, выдавали сухие пайки. Иногда брали еду на вывоз в металлических термосах.

– Как проходил ваш рабочий день?

– Вечером проходила планёрка, на которой решали, кто куда поедет. Приходилось смотреть, к кому мы, ботаники, можем присоединиться в зависимости от того, как компоновались группы. Каждый участник экспедиции говорил, что ему интересно, затем люди объединялись, исходя из общих интересов.

Вставали в 7 утра, иногда раньше. После завтрака построение. На построении нам в очередной раз зачитывали, кто куда едет. Из-за погоды график, который обсудили вечером, могли корректировать. Затем мы шли за вещами и отправлялись в разные точки.

 
Фото: Дарья Шатова

– Какие трудности возникали во время работы на острове?

– Лагерь развернули на тихоокеанской стороне, такое количество учёных разместить на другой, тёплой стороне, вероятно, было нельзя. Хотя мои основные объекты находились как раз там, и приходилось делать дальние переезды.

 
Фото: Дарья Шатова

У нас была заброска на юг в заказник «Островной», куда нас перевезли рыбацкими шхунами. Неделю мы жили уже в маленьких палатках. Заказник занимает практически весь юг острова, но мы находились на самом его краешке, в Одесском заливе. Это самый север заказника «Островного». А южнее расположены хвойные леса, в которых должны быть интересные виды. Я думаю, на Итурупе могут быть новые открытия: остров большой, изучить наскоком такую территорию невозможно. Много труднодоступных мест: заросли бамбучника, кедровый стланик, горная местность.

 
Фото: Дарья Шатова

– Участники экспедиции рассказывают, что Итуруп – остров медведей, Уруп – остров лис. Косолапые сильно вам досаждали?

– Из-за медведей, конечно, нельзя было свободно перемещаться, всё время нас кто-то сопровождал. После того как группа учёных попала между двумя медведями, сопровождать стали вообще только с оружием. Нам, ботаникам, мне и Ксюше, в экспедиции на Итурупе всегда приходилось присоединяться или к ландшафтоведам, или к геологам, или к кому-то ещё. У них, например, длинный-длинный маршрут вдоль берега. Затем они где-то осели, наблюдают, копают, берут почвенные пробы и т.д. Они сидят на одном месте долго. И вот тогда я могу ходить рядом и смотреть. Иногда эти остановочные места были с точки зрения ботаники абсолютно неинтересными.

 
Фото: Дарья Шатова

Очень богатым для нас оказался вулкан Баранского и его окрестности. Там было найдено много интересных и редких растений: орхидей, папоротников, кустарничков и др. Болота с лиственничниками тоже нас порадовали находками. На одном из них обнаружили венерин башмачок Ятабе – растение, не только занесённое в Красную книгу РФ, но и включённое в Список редких видов Международного союза охраны природы (МСОП). То есть оно нуждается в охране на мировом уровне. Жаль только, что он был уже в плодах. Цветки его действительно напоминают бежевую туфельку с коричневыми крапинами. В России он встречается только на Камчатке, Командорских и Курильских островах.

 
Венерин башмачок Ятабе. Фото: Татьяна Варлыгина

– Что вам особенно запомнилось в этой экспедиции?

– Таких моментов много, но вот, например, наш визит к подножию вулкана Атсонупури. Мы долго-долго туда добирались. Ландшафтоведы сделали там даже не два, а три описания с прикопками, из-за чего вся группа сильно выбилась из графика. Наш сопровождающий сказал, что в лес мы уже не успеваем, а я туда только ради леса и шла. Я убедила коллег пойти туда, чтобы поискать гудайеры. Однако в лесу мы были не 15 минут, как хотел сопровождающий, а около часа. В лагерь возвращались уже в темноте, без фонариков, но с медведем. За этот день мы встретили восемь животных.

 
Фото: Дарья Шатова

– Было ли вам страшно?

– Медведи на Итурупе не такие свирепые, как в Приморье или на Сахалине. В Приморье, например, с собаками категорически нельзя ходить, а итурупские медведи, наоборот, боялись собак. Собаки запросто прогоняли медведей.

Елена Самсонова

 

©