Исландия: самая традиционная и самая прогрессивная страна Европы. Как ей это удаётся?

Исландия: самая традиционная и самая прогрессивная страна Европы. Как ей это удаётся?



Исландия в российских новостях — сверхпрогрессивная страна, в которой только и думают, что о феминизме и меньшинствах. Исландия в путеводителях и записках туристов — сверхтрадиционное государство, где даже имя “Андрей” не включили в список разрешённых для детей имён, потому что оно фонетически чуждо языку. На самом деле, Исландия смогла определиться, в чём её главные ценности, вместо того, чтобы играть в разрушение прошлого или отрицание настоящего.

Часовни для троллей и специалисты по эльфам

Ещё когда исландцы на альтинге (вече) постановили, что страна примет христианство, они сделали это с условием: нельзя обижать эльфов. До сих пор многие здесь верят в маленький волшебный народец и есть специалисты, которые уговаривают эльфов не вредить строительной технике, если стройка маленькому народцу не нравится.

Знак, предупреждающий, что здесь поселение эльфов.

Знак, предупреждающий, что здесь поселение эльфов.

Почитают тут и троллей. Тролли под названием йоласвейнары — больше похожие на седобородых гномов — ходят на Рождество вместо Санта Клауса, журят непослушных детей и раздают подарки. Раньше ими пугали, но ещё в восемнадцатом веке был принят закон, по которому стращать ребёнка йоласвейнаром — преступление. То ли это самим йоласвейнарам неприятно, то ли детей жалко.

Во двориках часто можно увидеть крохотные домики и часовенки. Их ставят специально для троллей. Так их надеются приучить к христианской вере, а то как-то неловко — страна-то христианская давно.

Кстати, жители Исландии свободно читают старонорвежские тексты дохристианских времён. Язык у них с тех пор почти не изменился. Относительная изоляция уберегла его от активного проникновения заимствований, да и вообще осторожные, традиционно недоверчивые к новому исландцы предпочитают изобрести собственное слово для любой новинки из-за моря или любой новой идеи.

Исландцы не любят заимствовать чужие слова, им хватает гибкости своего языка.

Исландцы не любят заимствовать чужие слова, им хватает гибкости своего языка.

Ещё со времён викингов любимое лакомство здесь — скир, нечто среднее между йогуртом и сыром. В нём почти нет жира, он чуть сладковатый, кислый и приводит в восторг жителей континента, когда его удаётся попробовать. Скир едят просто так, кладут в кашу один к одному, добавляют варенье, чтобы получился десерт, подают к рыбе на ужин или с хлопьями на завтрак.

В еде исландцы вообще очень традиционны. Они едят местных красивых птичек тупиков, треску в практически любом виде, баранину, мясо своих особенных исландских лошадей, овёс и ячмень. Этот рацион не менялся веками.

Особая порода исландских лошадей - источник шкур и мяса для исландцев.

Особая порода исландских лошадей — источник шкур и мяса для исландцев.

Кажется, более традиционной страны в Европе не найти. Но обычных европейских любителей традиционности здесь не поймут. При всей огромной любви исландцев к родной стране, её истории и обычаям, к языку и знакомым с детства пейзажам, не так-то много среди них тех, кто считает прошлое безгрешным и безупречным. В малолюдной Исландии главная ценность — это человек, и по большому счёту делается тут всё для человека, а не для абстрактной традиционности.

Эра милосердия

Социалисты в двадцатом веке мечтали, что пройдут года “необходимой жестокости”, и наступит эра милосердия. Когда никому в голову не придёт ничем умалить человеческое достоинство. Когда жестокость будет неприемлема, несправедливость объявлена дикарством, одному человеку не придётся терпеть муки из-за равнодушия многих. Этим мечтателям многое бы понравилось в Исландии — кроме, конечно, цен. Цены тут несоциалистические.

Женщины Исландии добились реализации своих гражданских прав на деле.

Женщины Исландии добились реализации своих гражданских прав на деле.

Здесь впервые в мире избрали президентом женщину — Вигдис Финнбогадоуттир. А премьер-министром и сейчас является женщина, и она на своём посту не первая. Здесь в голову не придёт ужасаться мужчине в женской одежде, зато законодательно запрещены стриптиз-клубы: исследования показывают, что эти заведения часто связаны с человеческим траффиком, то есть работорговлей, и среди вовлечённых в сексуальное рабство оказывается немало девушек из Восточной Европы, так что защищает закон больше наших гражданок, чем исландских.

Здесь вообще нулевая толерантность к насилию. Взгляды на жизнь, которые для многих современных россиян — знак разложения, привели к тому, что в местной прессе нет постоянной криминальной хроники. (И это несмотря на любовь исландцев к выпивке). Самый страшный криминал — угон машины. Машину потом угонщик где-нибудь бросит, и полиция её вернёт. Ещё бывают скандалы со взятками.

У полиции хватает дел кроме криминала, она всегда готова прийти на помощь гражданам, например, показать дорогу или оказать первую медицинскую помощь.

У полиции хватает дел кроме криминала, она всегда готова прийти на помощь гражданам, например, показать дорогу или оказать первую медицинскую помощь.

Из-за нехватки дел полиция Исландии, кстати, ведёт самый милый инстаграм в мире, а пустующие тюремные камеры порой сдают туристам как номера. Благо, оборудованы они не хуже гостиничных апартаментов, пусть и не самых шикарных.

Когда в Исландии пропадает человек, его выходит искать вся страна. Да, страна эта маленькая, у неё население не самого большого российского города. Но вы можете представить, чтобы целый город вышел искать пропавшую, возможно убитую девушку? Во-первых, кому это надо. Во-вторых, преступления слишком привычны для россиян. Они не меняют ход жизни.

Конечно, на уровень преступности влияет жёсткая иммиграционная политика. Каждый желающий получить гражданство должен как следует уяснить себе все главные ценности Исландии. Человеческая жизнь. Человеческое достоинство. Неприкосновенность физическая и сексуальная. Поблажки европейцам перед мусульманами или африканцами не будет. У исландцев есть интернет и доступ к статистике преступлений и криминальным новостям других стран. Для них практически все приезжающие — это люди из стран, где для многих нормально избить женщину, “потому что довела”, про убитого спросить, за что его убили, и искать оправдания своему хамству и агрессии в том, что другой человек на тебя не похож.

Если есть сомнения в том, как ты относишься к праву другого на жизнь, любовь и неприкосновенность, ты никогда не найдёшь в Исландии работу и очень скоро перестанешь находить жильё для съёма. Без долгой работы в стране получить гражданство почти нереально и на улице не переночуешь — холодновато.

Исландия - страна, в которой убийство стало настолько выходящей из ряда вон вещью, что по убитой могла скорбеть вся страна. Фотография с похорон Бирны Бряунсдоттир.

Исландия — страна, в которой убийство стало настолько выходящей из ряда вон вещью, что по убитой могла скорбеть вся страна. Фотография с похорон Бирны Бряунсдоттир.

Здесь каждый может бесплатно свериться с государственной базой данных, чтобы узнать, в какой степени родства состоит с любым другим исландцем. Потому что родство есть обязательно. Если спросить жителя Рейкьявика, не кузина ли ему Бьорк, он честно ответит: да, дальняя.

Каждый дом здесь обогревается водой из гейзеров, и эта же вода обогревает тротуары и мостовые, чтобы на них таял снег. Здесь каждая мать уверена, что не умрёт с голоду, что её ребёнок получит место в детсаду и в любых обстоятельствах — хорошее школьное образование. Здесь каждый читает по четыре книги в год, а многие их ещё и пишут. Здесь отличные поликлиники и врачи.

Исландия похожа на рай, но обязана она этому во многом тем, что находится почти в аду. Хотя, благодаря Гольфстриму, зимы тут очень мягкие, но всю зиму длится полярная ночь, летом не даёт спать полярный день, и трудно вспомнить, когда последний раз температура поднималась выше пятнадцати градусов. Будь здесь условия жизни получше, и сюда постоянно лезли бы со своими интересами соседи. А так у исландцев даже соседей нет. Что для настоящего скандинава просто счастье и залог уюта.

 

©








Смотрите также: